Слова — удивительная вещь

С одной стороны, слова — единственный способ декларировать свою ответственность перед миром (ответственность от «быть способным к ответу», обозначать себя, свои чувства, свои мысли). Если человек не обозначает себя внятно словами, остается большое пространство для додумываний, откуда вытекают разные приятные и не очень темы про границы.

С другой стороны, слова, как нечто, декларирующее границы, частенько становятся ограничивающей стеной. Если человек пообещал что-то, он уже не так свободен, как если бы выполнил что-то без обещаний. Если человек ЗАКЛЮЧИЛ (это важное слово) свои мысли в слова, то они (мысли) так же приобретают некоторую форму, некоторые границы. И не факт, что эти границы не тесные для этой мысли.

Если человек научается ясно распознавать свои чувства и облекать их ясно в слова, чувства перестают иметь неуправляемую власть над человеком. Ведь если я чувствую не что-то, что меня захватывает и несет куда-либо, а если я ясно распознаю свое возбуждение, как, например, злость или печаль, или вину, они перестают быть поглащающими и обретают свои границы — теперь это не нечто, что мной управляет, теперь это всего лишь одна из частей меня. И когда я вижу ее границы, у меня уже больше маневров обходиться с тем, что есть.

Однако, эти словесные границы так же часто являются непрошибаемой защитой от сосбственной уязвимости. Слова могут убить что-то очень хрупкое, уязвимое, живое и очень настоящее.

Я поняла это после того, как мне довелось общаться на очень глубокие темы без взаимного знания языка. Ну, то есть, язык не знаю достаточно ни я, ни мой собеседник. И вот когда хочется привычных форм в виде слов, а их просто нет, то включаются совершенно другие способы контакта, которые куда менее защищенные, чем слова. Это своеобразное размытие границ, когда приходится включать все свои органы восприятия и чувствовать кожей месседж собеседника.
Но такой опыт на контрасте с моей любовью дурить себе и другим голову словами, натолкнул меня на очень яркое для меня осознавание: все самые важные вещи просты. Они не нуждаются в словесных кружевах, которые эту простоту заваливают грузом рациональности, красоты слова, многозначительностью, за которой может прятаться все что угодно и часто, до настоящего месседжа копать нужно глубоко.

Мы говорим «я люблю тебя». Но что это значит?
Мы говорим «я не знаю» и за этим может так же стоять все что угодно, от «я растерян», до «отвали, достал уже».

Слова — удивительная вещь.Они могут быть целебными и поднимающими жизненную энергию. И одновременно слова могут быть убийцами всего живого и спонтанного.

Мне кажется одна и вех искусства психотерапии — это держать баланс в слове. Баланс между тем, что бы придать границы чему-то, при этом не убить, не задушить хрупкие, уязвимые, но очень настоящие звуки души.

UPD: Вспомнила фрагмент из фильма «Дирижер» Лунгина, когда главный герой, сын которого покончил жизнь самоубиством, разговаривает на русском с девушкой, которая говорит на иврите. Они вели диалог на разных языках, но они очень ясно понимали друг друга.
Ну, и конечно, «Особенности национальной рыбалки» обойти вниманием невозможно, когда Михалыч (кажется так) разговаривал с фином на рыбалке и они прексрасно понимали друг друга. Вот это оно — то, что я пытаюсь передать этим текстом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Метки статей