Про травму

Вот прям щас смотрю фильм ВВС «Что такое реальность?» про то, как мозг обрабатывает и интерпретирует то, что воспринимают органы чувств.

На фразе (цитата не дословная) «мозг изначально создает модель реальности, которую потом дополняет и шлифует» встряла так, что не смогла воспринимать что там дальше говорят.
Встряла, потому что схлопнулось в моей субъективной реальности способ объяснить почему травмы так сильно влияют на нас и на то, в каком мире мы живем, каких людей притягиваем, какие сценарии провоцируем.

Мы начинаем формировать свои представления о мире еще в утробе матери, потом после рождения, собирая все новую и новую информацию о той реальности, в которой живем.

Именно этим обуславливается необузданная тяга младенцев (после первичного раздупления, т. е. адаптации) сначала все разглядывать, потом учиться управлять своим телом, потом засунуть все в рот, потом все кидать, чем-то шуршать, что-то рвать, потом размазывать все что мажется, потом разбрызгивать все что брызгается. Ну вы поняли. Сами так делали.

В общем внутри каждого человека, даже самого начинающего, есть научная лаборатория, которая каждый день организовывает эксперименты, на основе результатов которых строит выводы о реальности. А потом на эти выводы накладывает результаты все новых экспериментов. Точнее будет сказать — опытов.

Если совсем все упростить, то травма — это опыт, в результате которого произошло что-то необъяснимое, невозможное для анализа, ибо «оно» оказалось гораздо сильнее возможностей лаборатории выдержать происходящее.
Это как если проводить новый опыт в результате которого часть лаборатории разрушилась взрывной волной — так я интерпретирую реакцию психики, которой не хватило ресурсов переварить происходящее. А вот почему не хватило — то ли потому что другие части лаборатории были уже подразрушены другими опытами и не хватило анализа рассчитать, что здесь может долбануть так, что рафигачит все нафик, то ли вот так бывает, что соседняя лаборатория взрывной волной снесла какой-то отсек — иногда происходят события, которые потрясают, и которые от нас никак не зависят — умер кто-то, мама младенца ушла в психоз или депрессию, началась война, революция или чего-нибудь еще.

Как бы то ни было, если часть лаборатории, отвечающая за анализ каких-либо данных нефункциональна, это будет сказываться на работе других отделов и, соответственно, выводы о новых опытах будут делаться без той части лаборатории, которая разрушена. Искаженные, в общем, выводы будут. Чрезмерно обобщенные. Или наоборот — с акцентом лишь на те особенности, которые могли проанализировать оставшиеся работающие отделы.

И если травм было много, и только, например, отдел негативных проекций успешно функционировал в той среде, где формировалась лаборатория (личность), то, конечно, этот отдел становится главным и очень развитым. И фигачит даже в тех исследованиях, в которых надо бы ему пойти в отпуск или на профилактику. Но если многие другие отделы порушены или только-только восстанавливаются, то Иван Петрович, как директор отдела негативных проекций, уже настолько хорошо знает как управлять лабораторией, что нужно, что бы другие директора прокачались не меньше, чем Петрович и отвоевали свое право голоса.

***

В этом фильме так же были показаны эксперименты про то, что происходит с мозгом, если перевернуть привычную картинку реальности (например, были испытуемые, которые 2 недели ходили в очках, которые меняли зрительное восприятие как зеркало, путая правое и левое). Или, например, людям давали внимательно рассмотреть картину, а потом они рассказывали что на ней. А им задавали вопросы «а сколько картин на стене было изображено на той картине? А окон в той квартире сколько было?» (Картину показывали «Не ждали» Репина).
И люди изначально всегда путались.
Ибо их автоматическая установка была на каких-то своих фокусировках.
Ну, там, в случае с очками в начале всем было очень сложно. У некоторых кружилась голова, тошнило и эксперимент был остановлен. А кто-то через две недели адаптированлся через первоначальный стресс и уже вполне себе мог хорошо ориентироваться в пространстве, используя новую систему координат.
И с теми, кто смотрел картины происходило то же самое — они научались замечать не только детали, связанные с отношениями, но и другие детали в картине.

Мне кажется, что и при изучении нового языка происходит то же самое — мозг научается мыслить по-новому, выражать мысли новыми формами.

К чему я здесь упомянула про новые эксперименты после драмы с Иваном Петровичем?
А к тому, что если знать какой именно отдел лаборатории снесен и осознанно начинать его восстанавливать, то, спустя не слабую работу по перестройки концепции функционирования лаборатории, можно оптимизировать ее процессы.
Короче, травмы можно выправить. Но после определенной работы.

Именно этим и занимаются психотерапевты в своих кабинетах — вычисляют какие отделы лаборатории были разрушены, где сидит главный Петр Иваныч и кого ему нужно в первую очередь дать в напарники, что бы у Петровича появилась команда и появились сначала просто разные ракурсы и грани реальности, а потом уже и остальные отделы и их директора восстановились, окрепли и стали вносить свои все новые и новые значимые ракурсы и анализ данных, прежде чем будут сделаны выводы об окружающей реальности.

Что касается самостоятельного восстановления в травмах, то тут замкнутый круг: без порушенного отдела невозможно сформировать объективную картинку, не искаженную отчаянным желанием выжить Петра Иваныча. Поэтому в большинстве случаев мы при хорошем раскладе способны констатировать, что есть какой-то сбой в системе, но не способны увидеть из-за чего именно — не чем увидеть, система не может описать сама себя. Поэтому тут, что бы сориентироваться в реальности, нужны чьи-то ресурсы, позволяющие дать мне инструмент, с помошью которого возможно распознать что именно разрушено и как это восстановить для того, что бы жить в мире, где красок и объемов куда больше, чем может воспринимать со своей колокольни Петрович.

Фух. Пошла дальше смотреть че там еще покажут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Метки статей