Про то, как зависимое поведение связано с нарушением привязанности

Постараюсь быть краткой, на сколько это возможно. Но для начала расскажу механизм зависимости.

Он прост по своей механике, но крайне сложен для коррекции, т. к. доступ к веществу/объекту найти всегда проще, чем к собственным аффектам.

Итак, механизм зависимости:

Возникает какое-то возбуждение. Мозг начинает перебирать варианты того, на что может быть направлено это возбуждение, т. к. оно обязательно указывает на какую-либо потребность.

Что бы было понятнее, приведу пример.
Вот я чувствую возбуждение, прислушиваюсь к себе — чего-то хочется. Ага, узнаю телесные ощущения в районе живота. Обычно я так чувствую голод, хочу есть.
Дальше начинаю перебирать образы того, чего бы мне хотелось, что бы найти то, от чего мое возбуждение усиливается, указывая на истинную потребность.

Вот я представляю курицу — а тело говорит «неа, жирно будет, тяжело, не то». И я понимаю, что не настолько голодна. Начинаю дальше перебирать.
Банан!
А тело, вспоминая вкус банана, говорит «можно, но все-таки сладкое, крахмалистое и сытное — не совсем то».
То есть при представлении этих образов еды мое возбуждение гаснет или не усиливается.
Начинаю перебирать дальше, чую, что чего-нибудь кислое и не сытное было бы в самый раз.
О! Яблоко! Я хочу сочное кислое яблоко!
При мысли об этом мое возбуждение поднимается на столько, что мне хочется подорваться со стула за этим яблоком. Во рту выделяется слюна, я предвкушаю его вкус и понимаю — вот оно! То, чего я хочу!

Так вот, в механизме зависимости всегда есть фишка, связанная с неточной или неправильной интерпретацией своего возбуждения:
я хочу пить, но распознаю свое возбуждение как голод (вариант пищевой зависимости),
или я хочу поддержки, но возбуждение поднимается от мысли о сигарете или алкоголе.
Я хочу безопасности и покоя, и перед глазами возникает образ моей пассии, мне очень хочется, что бы любимый срочно оказался рядом, обнял меня и сказал, чт оон меня любит и никогда не бросит.
Короче, в зависимости всегда есть баг в интерпретации своей потребности.

Как это связано с привязанностью?

Бриш, о котором я писала несколькими постами ниже, описывает важность чуткости заботящегося взрослого о ребенке.
Способность к эмпатии взрослого, заботящегося о ребенке, позволяет уловить о какой потребности сообщает ребенок своим поведением, формирует привязанность ребенка, базовое доверие, и формирует то, что называется самостью (то есть переживание себя целостным отдельным человеком).

Так вот. Если по каким-то причинам заботящийся взрослый в ответ на призыв младенца к телесной близости начинает ребенка, например, кормить, интерпретируя его сигналы как голод, и проделывает это регулярно, то закрепляется связка «хочу на ручки — надо поесть». Так формируется пищевая зависимость.
«Зависимое поведение с годами может направляться и на другие объекты, позволяющие снизить стресс: это могут быть не только беспокойная и бесцельная деятельность [то, что мы называем прокастинацией], игромания, трудоголизм в виде навязчивой одержимости работой или учебой, зависимые отношения, но и зависимости от различных веществ.
Суррогат в виде болезненной страсти, заменяющий чуткого человека к которому можно было бы привязаться и который регулировал бы напряжение возбужденной системы привязанности, может меняться в ходе судорожных поисков, формируя при этом все новые зависимости.
Даже сопровождающийся болезненной страстью поиск новых, непродолжительных, в том числе и сексуальных отношений, но без настоящей эмоциональной связи, можно понять именно так.
Преимущество объекта зависимости в том, что он, как правило, имеется в наличии в любое время или его можно достать и контролировать. Если же доступ к веществу, от которого появилась зависимость, заблокирован или невозможен, то возникает психический или физический — в зависимости от наркотика — абстинентный синдром.
Таким образом человек вырабатывает патологическую привязанность к веществу, от которого он становится зависим, как к суррогату реального человека, с которым у него могли бы быть тесные отношения привязанности…» (с) Карл Хайнц Бриш «Терапия нарушений привязанности».

Такие люди, как правило, очень боятся вступать в истинно близкие отношения, что бы не повторить травмирующий опыт.

Очень впечатляющая меня история. И до боли знакомая.
Такие дела.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *