Много букв

Много букв, в которых я в общем и на примерах попыталась описать все, на чем, с моей точки зрения, стоит теория психотерапии и отношения людей.

Многие думают, что психотерапия и психология — это просто набор знаний. Поэтому очень распространено представление, что психолог или психотерапевт может дать какой-то умный совет или рассказать что-то очень умное и важное, что сделает жизнь легче
.
На самом деле, если бы такое было возможно, то можно было бы прочитать какую-нибудь умную книгу, или десять таковых и вылечиться от всего на свете — избавиться от депрессий, любовных зависимостей и страданий.

Но, увы и ах — психотерапия — это сугубо практическая вещь. То есть терапевты годами и десятилетиями учатся не чему-то умному, а конкретным навыкам, которые не так-то легко и поставить, ибо сначала нужно прожить все на себе и проработать свои процессы.
Не для того, что бы вылечиться (это побочный эффект обучения, вследствии того, что в профессиональных школах минимальное требование к личной терапии выпускающегося студента от 100 до 150 часов), а для того, что бы просто уметь отличать свои процессы от процессов клиента и не вешать что-то свое на других.
Здорово, правда?

Но сегодня я хочу не про это.
Сегодня я хочу про теорию в психотерапии. Она все-таки есть. Но она настолько простая и маленькая, что я рискну в обобщенном виде выложить ее здесь, в фейсбучике.
Все очень просто, вот три кита, которые рулят всем происходящим в личности:
1. Границы
2. Повторяемость одних и тех же паттернов в различных ситуациях, своеобразный «почерк личности»
3. Ресурсы.

***

Что все это значит:

Ресурсы — это та модель мира и вариативность опыта, которую человек впитал в себя с момента зачатия до сегодняшнего дня.
Это могут быть как психические, так и физические ресурсы.

К примеру, расстройства психики могут быть следствием органических повреждений (черепно-мозговые травмы, инсульты и пр.). Это то, куда мы лезть не будем совсем, ибо без медиков там ваще-совсем делать нечего.

А вот психические ресурсы — это опыт, в котором человек получил нечто, что делает его устойчивым в той или иной степени.
К примеру, родители и значимые взрослые были отзывчивы с первых дней рождения к ребенку, удовлетворяли его потребности, были с ним в слиянии, распознавая его сигналы правильно (помните — сейчас теория, а не практика того, что обязательно нужно делать любой ценой. Ибо идеала не бывает).
Потом научили его распознавать свои чувства и, как следствие, быть в контакте со своим телом.
Знали где грань ребенка, когда он нуждается в поддержке, а когда ему полезнее самостоятельно справляться с фрустрацией.

Если родители через свой опыт научили ребенка быть счастливым (или если сам ребенок изначально имел такую ориентацию — выхватывать жадно из мира то, что позволяет становиться ему более ресурсным), и ваще среда и контексты очень благоприятные и взвешенные, то к моменту взросления такой человек имеет массу способов реагировать на разные события, имеет множество инструментов взаимодействия с людьми, обладает гибкостью и высоким творческим потенциалом, который позволяет ему действовать не по одним и тем же шаблонам и клише, ранее усвоенным, а каждый раз творить новые способы контакта с реальностью на базе того богатого опыта и навыков, которые есть.

Напомню на всякий случай — это теория и людей, способных так всегда и везде я не знаю.
Но надеюсь, мне удалось передать то, что я вкладываю в понятие «личностный ресурс».

***

Границы.
Модное нынче слово, но очень размытое в его понимании.
Что бы быть понятнее, использую два примера, на которых границы ни с чем другим не спутаешь: это деньги и время.

Деньги и время — это то, что совершенно четко можно измерить.
Если в повседневном разговоре можно сказать: ты нарушил мои границы обесцениванием или своей кривой рожей, то тут легко сказать, что «то тебе показалось», «не было такого». И все — ничего и не предъявишь на такие защиты.
А вот про деньги и время не скажешь: вы знаете, это вам кажется, что на часах безпятнадцати четыре. Или: это вам только кажется, что у меня в руках 100 евро. Нет этих ста евро, не придумывайте!
Когда мы договариваемся про деньги или время, мы договариваемся про границы: и тебе, и мне подходит встретиться без пятнадцати четыре. И тебе, и мне подходит за такую-то услугу или вещь отдать столько-то денег.

Если кто-то отбирает у меня кошелек, обворовывает — это нарушение моих границ — я была не согласна с этим, а меня не спрашивали, у меня просто взяли и отжали без моего согласия то, что другому было важно. Фактически изнасиловали — без моего на то согласия отхапали что-то мое.
Вот метафора нарушения границ.

Ну, или договорились мы встретится без пятнадцати четыре, а на часах уже четыре ровно, четыре пятнадцать… а человека нет.
Здесь тоже воровство происходит — воровство чужого времени, ресурса, не соотнесение с другим.
Человек, быть может, предпочел бы эти пол часа посвятить чему-то другому, нежели тупому ожиданию в неизвестности.

Границы нарушены? Нарушены. И это очень легко измерить часами.

С личностными границами не все так легко измерить, как с часами или деньгами.
Личностные границы у всех устроены по-разному и их невозможно измерить цифрами и приборами.

Их можно только проверять:
— Интересно ли тебе мое мнение по поводу твоей работы?
— Когда я смотрю на то, что ты делаешь, мне хочется дать тебе совет. Уместно ли это?
— Подойдет ли тебе, если это дело мы сделаем не сегодня, а завтра во столько-то?

Еще их можно обозначать, так как другой человек не телепат (скорее всего) и может не знать, что он наступает уже на ту территорию в отношениях, которую вы считаете только своей и разделять ее с этим человеком не хотите:
— Извини, я к тебе хорошо отношусь, но сейчас я устал и нет места в голове выслушать твою историю, хочу побыть один;
— Мне не нравится, когда ты мне даешь советы, о которых я не просил(а). Если мне понадобится совет, я сам тебя обязательно спрошу;
— Я хочу, что бы ты обо мне позаботилась вот таким-то способом. Есть ли у тебя сейчас для этого силы?

При таких раскладах никто ни у кого ничего не отжимает и соотносится с другим, оставаясь в подлинных отношениях (то есть учитывается, что у другого могут быть свои, отличные от меня желания, которые достойны уважения, так же, как и мои. И это нормально).

Но часто ли вы видели, что бы люди вот так общались??

Вот тут-то и начинается самое интересное про границы.
Как часто нарушались и нарушаются наши границы?
Да постоянно. С младенчества. И это считается типа нормой.

— Бабушка, находясь в контакте со своими представлениями о том, что правильно (но не с внуком) может ставить ультиматум: не выйдешь из-за стола, пока все не съешь!
Или изводить нытьем, но что бы все съедено было.
— Родители могут стыдить и унижать за плохие оценки в школе.
— В школе могут не интересоваться причинами происходящего с ребенком, а насильственными методами (запугиваниями, манипуляциями, угрозами или пристыживаниями) добиваться от него того, что нужно педагогам (да, вот это вот «а вот Вася смотри какой молодец, а ты вот отстаешь» — это манипуляция через престыживание).

К чему все это приводит?

К тому, что чтобы не сойти с ума (ведь на каждое нарушение границ мы изначально реагировали сильно (за что и получали) — либо злостью, либо ощущением, что уязвили, либо стыдом, неадекватным ситуации и пр.), мы научаемся терять чувствительность, перетекая своим существованием в мозг и/или автоматическое делание чего-либо без ассимиляции.

И со временем то, что ранило, ранить перестает. Точнее не перестает, но перестает это чувствоваться как ранение.

— Да, мне муж сказал, что у меня руки не оттуда растут, ведь я случайно разбила чашку. Он прав. Мне надо постараться больше не разбивать чашку.
— Муж мне сказал, что бы я его не позорила и не выходила на работу, которая мне нравится. Он же заботится обо мне. Так и должны поступать любящие мужья.
— Жена мне сказала, что я не мужик, если мои заработки упадут.
И т. д.

В общем, теряется чувствительность, которая, в общем-то завязана на контакте со своим телом (все наши чувства изначально — это телесное возбуждение, которое мы так или иначе интерпретируем).
А значит теряется и понимание того, где начинаются и заканчиваются мои границы.
А значит я чувствую либо фоновую тревогу постоянно (тревога, как возбуждение, которое не вызревает в конкретное чувство), либо часто чувствую вину (могу даже думать, что я не виноват, но отделаться от вины не могу), либо чувствовать свою ответственность в тех местах, с которыми я не могу справиться (за чувства и здоровье близких, например), либо чувствовать, что все вокруг идиоты, потому что не понимают очевидного (то есть не думают так же, как думаю я) и поэтому мне самостоятельно нужно брать от мира то, что мне нужно, не считаясь с остальными (так делали со мной, теперь я буду так делать).

Иными словами, свою субъективную реальность человек не обозначает и не проясняет того же у окружающих. А опирается на свои шаблоны и интеллектуальные концепции про то, как правильно. Или на свои проекции (фантазии).
От того, в каких масштабах это происходит, зависит психическое здоровье и зрелость личности (что, по сути, одно и то же).

— Психотик, например, может убить 20 человек, совершенно того не желая. Он просто может втдеть не 20 человек, а 20 зеленых человечков, от которых нужно спасти человечество.
— Человек с пограничным расстройством может, например, так задушить своим вниманием, будучи абсолютно уверенным, что такое внимание нужно его партнеру, а потом сильно страдать от отвергнутости (а отвергают не его,а просто спасаются бегством, что бы не поглотили, не контролировали каждый шаг);
— Невротик (читай, подавляющее большинство читателей этого поста) будет обнаруживать, что опять повторилась та же хрень в отношениях и не понимать, как же так опять произошло. Пойдет настырно читать книжки по психологии, или как-либо по-другому пытаться разгадать это «колдовство», не замечая как он сам в этом колдовстве принимал участие (конечно, ведь пришлось выключить чувства, свою включенность в этот мир и опираться на интеллектуальные клише, не проверяя, соответствует ли этот шаблон реальности).

***

Повторяемость одних и тех же паттернов в различных ситуациях, своеобразный «почерк личности».

Последний пункт. Своеобразная рекурсия.

Смысл в том, что человек часто воспроизводит в абсолютно разных областях один и тот же паттерн.
Еще Перлз в подробностях описывал то, как навыки обхождения с едой в раннем детстве отражаются на все последующие сферы.
Ну, там, например, если есть склонность быстро есть, особо не жуя пищу, то, скорее всего, человек делает то же самое с информацией и внушениями — легко и быстро их может проглатывать. Ну, и так далее.

По этой же аналогии повторяются паттерны, связанные с границами.
Ну вот, например, если человек часто опаздывает, или обещает что-то и не выполняет, то это история, которая, скорее всего, распространяется и на остальную жизнь.
Например, и в свой адрес человек много чего допускает из того, что, возможно, ему бы и не подошло, если бы он осознавал ясно свои границы.
Или, например, если с деньгами все очень вязко и нечетко (например, долги, или забыл отдать, или в чем-то обманул), то с ресурсами (своими и чужими) происходит то же самое — непонятно почему и где профукан один ресурс, тут вдруг появился другой ресурс внезапно. Правда, он чужой, но отчего бы не посчитать его своим?
И вряд ли стоит ожидать от человека уважения, бережности, и чуткости в отношениях, если со временем и деньгами в отношениях у него нет таких проявлений. При этом совершенно точно, такие неуважение и нечуткость, чаще всего не связаны с коварством или злобой. Просто человек вот так живет (возвращаемся к теме ресурсов).

Моя уборщица, например — очень симпатичный мне человек, чисто по-человечески.
Она крайне редко приходит вовремя.
Сначала она задерживалась, работая сверхоговоренное время и отказывалась брать за это деньги (это печально тем, что нарушается баланс в отношениях и именно так начинаются обиды, непроговоренные ожидания и прочие созависимости).
Потом, когда со временем и деньгами нам все же удалось договориться внятно, она, как светлый душой человек, стала обо мне заботиться (непрошенная забота — это не забота, это форма контроля, нарушающая границы. Ибо истинная забота — это поддержка ровно в том, что нужно другому. А это часто можно узнать только в открытом диалоге).
Она приносила мне от каких-то своих других клиентов вещи, говоря, что это мой размер и мне подойдут (то есть делала мне то «приятное», что было бы ей самой, видимо, приятно).
Когда я отвечала вежливо, что мне не нужны эти вещи, она говорила, что я могу их отдать тем, кому нужно (а я только и думаю, куда еще мне потратить свое время и силы, ага), и когда я ей сказала, что нет мочи еще и этим заниматься, она демонстративно расстроилась и обиделась, что я воспринимаю как ее приглашение приблизиться в отношениях и начать спасать ее чувства, делая то, как ей кажется хорошо всем.
Далее был маневр с внезапным переходом «на ты» и раздачей советов как мне правильно жить.

Все вышеперечисленное — нарушение моих границ.
Можно ли сказать, что это было сделано намеренно и со зла?
Нет, конечно.
Меня очень трогает честность и внутренняя чистота этой женщины. Даже не смотря на то, что паттерн такой своеобразной нечеткости проявляется и в работе — там очень тщательно вымыто, сям заброшено и забыто до тех пор, пока я это не обозначу.
Эта внутренняя чистота и даже наивность держит меня в отношених с ней (я уже отчаялась абсолютно найти уборщицу с ясными границами), но это совсем не отменяет того, что дистантные, деликатные и в целом хорошие отношения, которые куда больше рабочие, нежели личностные, держатся благодаря усердной работе обеих — она усердно старается меня услышать, я усердно держу свои границы, мягко обозначая куда залезать не стоит.

Никакого коварства, злобы или необычности в этих отношениях нет. Но мне стоило многих лет обучения, что бы чувствовать где наступают на мою территорию, находить адекватную форму это обозначать и находить такую дистанцию в отношениях, на которой сохраняется хорошее отношение и к себе, и к партнеру по отношениям.
Правда, я так умею не всегда и не со всеми. С близкими быть в таких отношениях — это тот квест, который я грызу уже больше 10 лет и еще хрен знает сколько лет мне понадобится, что бы достигнуть такого дзэна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *