26 сентября 2018 г.

Когда-то мир мне казался огрооомным, необъятным.
Путешествовать всегда было моей мечтой. И долгое время я не могла себе позволить выехать никуда.
Поездка из Москвы в Питер, которая случилась со мной в достаточно зрелом возрасте (лет в 25) было для меня настоящим приключением.
Потом, в 2006 (или около того) я стала работать бизнес-тренером в одном международном концерне. И командировка раз в неделю было моей обыденностью.
Я летала по маленьким и большим городам, лазила по закоулкам и спальным районам городов России, что бы составить свое мнение о городе.
Меня поражало, что Россия — страна, в которой совершенно разный климат, разные города и жизнь, а язык везде одинаковый.
Я визжала от восторга при виде зимнего Байкала, я гуляла ночью босиком по берегу Волги, город Казань вообще был моим родным домом — так часто я туда ездила.
И однажды, Россия перестала быть для меня огромной страной. Она стала изведанной, понятной, исхоженной, излетанной, если не считать Хабаровска, Владивостока и Камчатки.
Потом, в 2008 я впервые выехала в Египет. Помню, как у меня челюсть отвалилась от вида пальм в аэропорту. Я же их раньше только на картинке видела.
Потом были поездки в Израиль, в Чехию, Германию.
Потом я переехала в Чехию и почти сразу после нее в Литву.
Европа мне тогда казалась огромной и иностранной такой, языки разных стран — непостижимо сложными, мне казалось, что я никогда ничего не осилю одна — слишком уж все ново, много всего и страшно. Чувствовала себя песчинкой затерянной где-то в огромном пространстве, которую занесло залетным ветром.
В Литву я переехала уже совсем одна и без всего.
Литовский язык мне казался невозможно сложным и непостижимым.
Я прошла путь от зашуганной одинокой девочки (как я себя чувствовала) до человека, которому все когда-то новое стало привычным, обыденным.
Я помню, как после Литвы я приехала в Германию к своему приятелю в гости.
Я страсть как боялась потеряться в аэропорту. Немецкого-то у меня нет, и английского тоже. И я уже однажды пережила весь ужас человека, не знающего языка, на железнодорожном вокзале в Берлине. Там черт ногу сломит от всех этих этажей. Я ничего не понимала. И чудом выжила.
И в тот приезд в Штутгарт я боялась, что будет та же история.
Меня всегда спасало только то, что я отмораживалась от страха, но рисковала получать новый опыт.
И вот, прилетев в очередной немецкий аэропорт, где мне нужно было сделать пересадку, я вдруг поняла, что понимаю немецкий.
Откуда? Я же его совсем не знаю?
Пока летела в пересадочном самолете думала. Поняла: я привыкла в Литве ориентироваться не на язык, а на контексты в которых этот язык звучит. На интонации. На жесты. Люди всегда показывают то, о чем они хотят сказать. Все таблички вполне себе можно расшифровать, если подумать про контексты, в которых они висят. И для выживания этого вполне достаточно.

С тех пор я побывала на Мальте, в Латвии, да еще много где, наверное, тут уж и не упомнишь.
Первый год в Литве каждые выходные я выезжала на трассу и ехала куда глаза глядят. И оказалось, что я объездила почти что все города Литвы. Литва оказалась очень маленькой. И не такой страшной. Совсем понятной.

Еще я много работала по скайпу с людьми из совершенно разных точек планеты — Австралия, США, Новая Зеландия, Англия, Бельгия, Голандия, Германия, Италия, Испания. В силу того, что работа моя предполагает длительные отношения, я узнавала об этих странах и менталитете все больше и больше.

И вот сегодня я вдруг подумала, что мир для меня перестал быть большим и страшным.
Иностранные языки перестали меня пугать (хоть я ни одного не выучила достаточно хорошо. Так, на базовом уровне объясняться могу. При чем, даже не зная языка — совсем не обязательно знать язык для общения. И язык часто учится именно во время общения (все эти курсы и учебники были для меня всегда такой тоской зеленой, что я бросала все на начальных стадиях)).

И вот теперь мне кажется, что мир — это не что-то глобальное и постижимое. Любой человек, по большому счету, может побывать едва ли не во всех странах за всю свою жизнь. А через скайп — и за год можно везде побывать.
Маленькая наша планета, оказывается.
И тогда для меня мировая политика перестает быть чем-то далеким. И другие страны не так уж и далеки.
Я вдруг поймала себя на ощущении, что мир — большая деревня, разбитая на меленькие.
И вот в этих маленьких есть те, что поменьше, есть те, что побольше. В каждой деревне свои припоны, своя атмосфера, свои словечки и обычаи. Каждый болеет за свою деревню или уезжает в ту, где жизнь получше. Вот и все.

И при таком взгляде на мир я перестаю себя чувствовать маленькой песчинкой, затерянной и незаметной в большом мире. Я просто житель этой большой деревни, где все взаимосвязано и все влияют друг на друга.

И от этого как-то стало тепло и хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Метки статей